Doireann
Mutability
Мы окружены таким количеством пустоты, что разум не в состоянии ни оценить его, ни даже гипотетически представить.
Взять самое знакомое, родной космос — Солнечную систему. Большинство моделей правильно передают размеры планет относительно друг друга, но не отражают расстояний между объектами.
Все знают, что эти расстояния огромны. В познавательных передачах часто приводят аналогии про мячик и футбольное поле, мячик и континент, про песчинки на морском берегу, про pale blue dot.
Но это абстрактное, не прочувствованное знание. Мы, может быть, задумываемся на пару минут, но потом сразу отвлекаемся, не в силах удержать масштабы в голове, и возвращаемся к привычному и более важному.
Здесь можно еще раз нырнуть в пустоту, пощупать ее.
Маленькое путешествие в темноте и тишине.

Где-то в этой темноте и тишине меланхоличным слизняком, с максимально доступной, черепашьей скоростью под триста тысяч километров в секунду, миллиардами лет, раздражающе медленно ползет свет, самое быстрое, что существует в принципе.

Может быть, всё дело в выпавшем мне на сегодня Повешенном, но почему-то в ответ на вопрос: «Когда всё будет хорошо?», я смогла ответить только что-то вроде: «Я боюсь, что вот это — и есть хорошо». А потом вышла на балкон и улыбалась порывистому предгрозовому ветру, позволяя ему проходить насквозь.

От пустоты нельзя спрятаться, в неё нет смысла вглядываться в попытке приручить страх, её бесполезно пытаться принять или впустить в себя, или даже тянуться к ней, вот она — мы. Те же 99,9% пустоты от атомного ядра до электрона.
Шаткое равновесие между пугающей песчиночностью даже не себя, а всех семи с лишним миллиардов себя, и пугающей ценностью хрупких чувствующих вселенных внутри каждого.

@темы: на сиреневой луне, карта дня, заморский язык, ветер, understanding